Киев – наша новая заграница

14.04.2011

В 2004 г.огду в Киеве случилась Оранжевая революция. Вскоре после нее Украина отменила визы для европейцев и американцев. Толпы интуристов наполнили Крещатик, Майдан и окрестности. За «духом свободы» потянулись и белорусы.

Киев стал тем городом, каким для многих наших соотечественников была Москва. В 1990-х «за длинным рублем» и перспективами ехали в Белокаменную, в середине нулевых проще и логичнее было ехать в столицу Украины. Зарплаты в Киеве стремительно приближались к московским, а представителей творческих профессий – медийщиков, киношников, рекламщиков и прочих – привлекала еще и свобода, не ограниченная постановлениями, запретами и директивами. Украина оказалась едва ли не единственным островом на карте бывшего СССР, где можно было писать, говорить и выдумывать что угодно.

«Переезд в Киев случился сам собой. Мне предложили там работу, и я согласился, – вспоминает журналист Антон Кашликов, на несколько лет сменивший минскую прописку на киевскую регистрацию. – Хотелось нового опыта, нового города и в то же время не хотелось слишком удаляться от Минска. Это была такая игрушечная эмиграция».

Кашликов замечает, что никаких проблем, связанных с привыканием к украинской ментальности, языковой среде и прочим местным реалиям, не было вовсе: «Разве что первое время мне всё время хотелось спросить у редактора, как правильно писать об этом, можно ли трогать эту тему. Оказалось, что в принципе можно было писать как хочешь».

Проработав пару сезонов на плантациях украинского медиа-рынка, Кашликов пришел к выводу, что Киев – весьма дружелюбный город для приезжих. «Киев, пожалуй, выглядел так, каким мне бы хотелось видеть Минск. Здесь много говорили по-украински, было много интересных местечек, а в городском ландшафте преобладали не милицейские патрули, а ярко и по-разному одетые люди», – говорит он.

Киев стал еще и популярным маршрутом выходного дня. Выходишь утром из поезда «Минск–Киев», на Привокзальной площади покупаешь симку «Киевстара» (а если таковая есть, то просто кидаешь немного денег на счет), идешь перекусить в «Пузату хату». Потом заселяешься в свою «квартиру на сутки» (50-100$), ну а дальше – каждому по способностям. Шоппинг в «Глобусе» и «Zara», пиво в «Бочке», выставка в «PinchukArtCentre», даунтемпо в «Хлебе» или r’n’b в «Арене». А то и всё сразу.

В Киев ездили еще и специально на концерты (сюда чаще заглядывали мировые знаменитости – от Моби и «Muse» до «Depeche Mode» и Элтона Джона) и футбольные матчи (местное «Динамо» регулярно привозило в Украину «Барселону», «Арсенал» или «Интер»). От Киева было ощущение «фана», которое хотелось привезти с собой в Минск.

«Самым финансово непростым моментом была аренда квартиры, – вспоминает Кашликов. – Первые месяцы я снимал убитую однокомнатную “хрущевку” за $ 450. Правда, после кризиса цены немножко приблизились к реальным. За $ 350-400 можно было найти приличную “однушку” не слишком далеко от центра. В остальном Киев был дешевле Минска – если судить по ценам на продукты в магазинах, на выпивку в кабаках, бензин и так далее».

Ближе к концу нулевых Киев стал жирнеть и скучнеть, улицы города зимой перестали убирать, количество «Порше Кайенов» сравнялось с «Дэу Ланосами», а милиция начала гонять за пиво на улицах. После кризиса 2009-го ехать в Киев «на работу» стало занятием бессмысленным – вакансий перестало хватать и аборигенам.

http://34mag.net/

Коментування: коментарів