Миссия Путина. Миссия невыполнима

4.10.2011

Статья Путина о новом интеграционном рывке на пространстве бывшего Советского Союза вызвала ажиотаж и недоумение одновременно у многих наблюдателей. А зря,  это его новая миссия. Россию от развала, как нам всем популярно объяснили,  он спас еще в начале нулевых, теперь займется собиранием земель.

Почему Владимир Путин решил вернуться в Кремль? Неужели только из-за вульгарного желания обладать неограниченной властью он ломает устоявшуюся конструкцию власти и подвергает легитимность ее сомнению? Или он боится беззащитной старости и требует безусловных гарантий безопасности?  На эти вопросы  почему-то все искали слишком простые ответы.

Я уверен, что  Путин отодвинул в сторону Медведева, потому что считает, что должен выполнить какую-то историческую миссию. Конечно, он не думает о себе как о новом мессии, но рамки России для него уже узкие, задачи – мелковатые. У него есть миссия покруче, чем принуждение к миру олигархов, губернаторов и оппозиционеров с бороденками.

В ближайшее время мы станем свидетелем нового интеграционного рывка.

Путин пытался разыграть это вместе с Лукашенко, через объединение с Беларусью еще 4 года назад. Помните, он в Минске незадолго до последних президентских выборов в России до 7 утра  что-то объяснял  Лукашенко. Злые языки утверждают, что ВВП убеждал Лукашенко слиться в политическом экстазе, предлагал ему пост председателя союзного парламента, но белорусский царь требовал кресло премьера. Тогда не сошлись. Прорыва не получилось.  Путин пошел другим путем – через Таможенный союз. При этом интеграция пойдет не в границах 1991 года. Лишнего Москве не надо, но и «свое» очень хочется вернуть.

За несколько лет, преодолевая упорное сопротивление национальных элит, идя на серьезные уступки,  Россия все-таки втянула Беларусь и Казахстан в Таможенный союз, который перерастает в единое экономическое пространство.

Есть несколько причин для масштабного геополитического проекта.

Во-первых, это амбиции Путина. Углубляться не будем.

Во-вторых, это закрепление за Россией энергетических  рынков через  интеграцию. Через 10 лет активно в Европе начнут добывать сланцевый газ, поэтому  вопрос контроля за рынками энергоносителей будет для Газпрома очень болезненным.

В-третьих, это желания правящих элит в Казахстане и в Беларуси. Казахи согласны на интеграцию, потому что бояться нестабильности после ухода президента Назарбаева.  Казахстанская элита надеется, что Таможенный союз и единое экономическое пространство позволит избежать резких колебаний экономической и политической конъюнктуры.

Для Лукашенко же союз – это спасение от нарастающего и неизбежного экономического краха.  Поэтому же при всей негативной риторике по отношению к Кремлю, белорусский правитель строго выполняет все договоренности.

Европа на все эти геополитические эксперименты на Востоке смотрит спокойно. Европа устала, там произошел антивосточный переворот в мышлении. Никто не хочет бороться за демократию на Украине, в Беларуси и в России. Часть европейской элиты согласились с идеей создания буферной зоны между Европой и Россией в виде Беларуси и Украины. Они строят забор на восточных  границах Польши. Это даже придает польской политике новое значение как европейскому форпосту.

Ключевой вопрос  для Москвы, для Путина – это движение Украины. Без Украины конструкция будет неполной и не такой грандиозной. Но, похоже, пока украинский вопрос решили не педалировать.

Стучится в союз Киргизия. После того, как Казахстан стал закрывать свою границу для Киргизии, там на грани разорения оказались толпы народа, которые занимались перепродажей в Казахстан и в Россию китайских товаров. Киргизия долго была огромным окном в СНГ для серого и черного товарного потока. Но проблема в том, что Киргизия – член ВТО, и совместить несовместимое – ВТО и Таможенный союз – нельзя.

Таких технических проблем выше крыше, но трудности Путина не пугают. Он вышел на оперативный простор и масштаб проекта его явно возбуждает.

Выполнима ли эта миссия? Боюсь, что нет. Все зависит от того, как далеко попытается российская власть зайти.

Новый интеграционный бросок может подорвать силы России. А тут еще эта Олимпиада-2014 как знак беды. Вспоминается Олимпиада-80, пик застоя, триумф силы СССР, и затем буквально через 5 лет – кризис и крах системы.  Ставки очень высоки.

Павел Шеремет, Блог на «Эхо Москвы»

Коментування: коментарів