Русские: Стать новым народом

27.12.2012

Попытаемся разобраться, что же делает русский вопрос таким сложным, запутанным, почти неразрешимым? Мне представляется, проблема в следующем. Россия на протяжении всех пяти веков своей истории всегда была империей. У неё нет иной истории, кроме истории имперской. Само начало России в конце XV столетия есть продолжение империи – Орды. История русского народа за последние пятьсот лет – это история имперского народа, не имевшего других смыслов, кроме служения империи. Тот русский народ, который мы знаем, сформирован империей, имперской историей. Русские националисты хотят, чтобы Россия была нормальным национальным государством, а русские – нормальной нацией. Но можно ли это сделать на основе имперского наследия – государственного и этнокультурного?

Русские националисты считают, что необходимо объявить Россию государством русского народа. Но может ли Россия стать таковым по существу? Может ли возникнуть национальное государство, повторяю, на основе имперского наследия? Может ли стать нормальной нацией народ, все мифы, все смысловые коды которого сформировались в имперской истории и в имперском государстве?

Имперская модель, как известно, строится на наднациональной основе, и это прежде всего касается формирования элитного слоя. Любые национальные преференции, даже чисто декларативные, будут разрушать такое государство.

Я уж не говорю о том, что последует, если подобные преференции будут реальными. Такая Россия исчезнет очень быстро. Ибо невозможно создать национальное государство на основе страны, созданной по имперской, евразийской, многонациональной модели. В рамках этой модели русский народ всегда будет оставаться её заложником, т.е. ненормальной, ущербной имперской нацией-донором, нацией-стройматериалом. Если же в формате данной модели русские займут положение народа-хозяина, то эта модель, повторяю, развалится.

Русские националисты хотят соединить несоединимое, построив национальное государство, на имперском базисе. При этом и сам русский народ, к которому они апеллируют, остаётся имперской квазинацией с соответствующей ментальной системой смыслов и мифов. Очевидно, что у квазинации не может быть осознания своих национальных интересов. Нет подлинной нации – значит, нет и её интересов.

Решение русского вопроса возможно только на основе новой концепции России. Такой концепции, которая выводила бы русских из ущербного положения «имперской нации», этнического субстрата, скрепляющего огромное составное континентальное государство, и рассматривала бы их как один из равноправных народов страны.

Этот взгляд на решение русского вопроса, конечно, нельзя назвать националистическим; это взгляд национал-демократический. Для решения русского вопроса в таком ключе необходима готовность русских переосмыслить и изменить своё положение в России на основе равноправия российских народов, федерализма и либеральной демократии.

Решить русский вопрос – значит вызволить русских из парадигмы «имперской нации». Разумеется, базовым тут является стремление самого русского народа к перерождению. Русские привыкли быть большим единым народом, привыкли к большой единой территории, они не мыслят себя иначе. Проблема в том, что русский народ, будучи жертвой империи, объектом имперской эксплуатации, в то же время в значительной степени является продуктом империи.

Путём централистской унификации и нивелирования создавалась большая общерусская этничность. Именно к патриотизму, заквашенному на общерусской этничности, так любит апеллировать империя, стремясь мобилизовать «великий русский народ» на очередные жертвы («Родина-мать зовёт!»). Надо признать, что общерусская этничность – чуть ли не главное оправдание существования этой несуразной империи, последний источник её исторической «легитимности», позволяющий центру худо-бедно контролировать огромную, совершенно разнородную территорию. Не раз в ситуации системного кризиса империя извлекала из рукава русскую карту. Вот и сейчас её пытаются сделать политическим козырем в борьбе с либералами-западниками, отводя русскому народу функцию «скрепляющей ткани» между кирпичами империи.

Несомненно, что русский национализм, апеллирующий к актуальной русской этничности, актуальной «русскости», неизбежно становится имперским. Проблема не только в империи. Сама русская этничность, большая «русскость», сложившаяся исторически, генерирует империю и определяет соответствующее положение русского народа как «имперской нации». Это некий заколдованный круг: империя эксплуатирует русский этнический ресурс, а тот в свою очередь воспроизводит и укрепляет империю. Поэтому русским недостаточно освободиться от империи. Им нужно освободиться от актуальной «русскости», решительно переосмыслив себя. Перед русским народом стоит задача исторического перерождения в совершенно новом, не имперском качестве.

Мало осознать, что российская государственность – это имперский пережиток, архаичное наследие царей, исторический реликт. Важно понять, что и сама актуальная большая «русскость» есть продукт империи, один из её неофициальных или полуофициальных (на уровне известного сталинского тоста) базовых институтов.

Парадокс: несмотря на наднациональный и даже антирусский характер империи, последняя срослась с русским народом настолько, что уже порой их трудно разделить. Налицо длительное взаимное врастание империи и русского народа друг в друга. Паразит (империя) уже настолько сросся со своим донором, что тот почти не мыслит себя самостоятельным субъектом, отдельным телом. Донор сливается с паразитом, это и создаёт устойчивую иллюзию России как «страны русских», «русского государства», придаёт империи русское лицо. Русский народ как бы растворён в России в качестве безликой, не имеющей ни собственной воли, ни собственных интересов этномассы, связующей огромные пространства и различные этносы.

Пока русские будут оставаться прежним русским народом, до тех пор и Россия останется прежней, исторической, т.е. авторитарной и имперской. А значит, и положение русских останется прежним. Менять надо не только Россию: должен измениться и русский народ, решительно расставшись с судьбой «имперской нации».

Как же русским стать нормальным народом? Для этого необходимы две взаимообусловленные вещи: новая концепция России (НКР) и новая концепция русского народа (НКРН). НКР рассматривает будущую Россию как равноправную федерацию, скреплять которую будет не какая-либо «имперская нация» и не федеральный центр, а федеративный договор между субъектами – национальными республиками. Задача русского народа – занять своё место в этой новой федерации, самоопределиться в России, став равноправным субъектом права. Но он не может это сделать в своём нынешнем качестве, определяемом актуальной большой «русскостью». Русская республика, созданная на основе имперской общерусской этничности, неприемлема для НКРН: эта огромная русская республика, субъект-монстр, нелепо растянутый от Балтики до Тихого океана, неизбежно будет воспроизводить имперскую матрицу и прежнюю историческую парадигму. Поэтому необходимо создание в составе федерации нескольких, предположительно семи русских республик на основе регионального и субэтнического самосознания.

Разумеется, речь не идёт о попытке разделения русского народа. НКРН – это попытка разорвать роковую (для русских) взаимосвязь империи и «имперской нации», радикально сменить русские смысловые коды и прежде всего снять ментальную установку на «великую страну» с центром в Москве. Несколько русских республик, пребывающих наряду с другими нацреспубликами в составе новой федерации, наверняка будут тесно взаимодействовать друг с другом на основе добровольных горизонтальных связей.

Такой «многополярный» русский народ приобретёт динамизм, креативность, возможность развития и трансформации в нормальную политическую нацию. Не исключено, что в перспективе это приведёт к возникновению даже нескольких русских политических наций, которые в рамках обновлённой Российской Федерации образуют некое своё особое содружество.

Итак, для решения русского вопроса необходимо следующее: а) преобразование России в симметричную, договорную, парламентскую федерацию, состоящую из равноправных национальных республик, русских республик в том числе, но без Северного Кавказа; б) развитие и укрепление либеральной демократии и гражданского общества; в) западный цивилизационный выбор. Как видим, это весьма отличается от того, что предлагают националисты с их «государствообразующим статусом» для русских. Ответ на русский вопрос лежит в плоскости федерализма и либеральной демократии. Национал-демократия – это, по существу, форма вестернизации, стремление помочь русским стать достойной частью цивилизованного мира.

Алексей ШИРОПАЕВ, “Литературная газета”

Коментування: коментарів