Итоги недели: “белая революция” и экономика

11.12.2011

Традиция, согласно которой фондовый рынок после выборов демонстрирует бурный рост, в России была нарушена. Во вторник, после состоявшихся в понедельник массовых протестов против нарушений на выборах, российские индексы рухнули, потянув за собой и рубль.

Аналитики в один голос предрекают ускорение оттока капитала из России, которое, скорее всего, вызовет ослабление рубля, в случае, если политическая ситуация в стране продолжит накаляться. Это медицинский факт, спорить с которым было бы бессмысленно. Так же, как бессмысленно обвинять в этом оттоке “несознательных” инвесторов или оппозицию, подрывающую “стабильность”, которой так гордились совсем недавно представители российских властей.

Процессы, которые сейчас происходят в Москве и десятках российских городов, объективны и являются реакцией на попытку сломать механизм цивилизованного перехода власти. Более того, хорошо, что начались они сейчас, когда у российской экономики еще сохранились какие-никакие резервы.

Было бы гораздо хуже, если бы волнения начались на фоне обвала нефтяных цен, секвестра бюджета и падения уровня жизни. В этом случае накал противостояния с обеих сторон был намного выше. Кроме того, как бы цинично это ни прозвучало, но на сегодняшний день нет абсолютно надежной страны или актива, где можно было бы сохранить свои капиталы или сбережения. Ни Европа, ни США, ни даже Китай не гарантируют от потенциальных потерь. Это может несколько сгладить картину бегства капиталов из страны, хотя сильно обольщаться на этот счет не следует.

Ключевой вопрос в том, каким образом будет развиваться “белая революция”, как будут действовать власти. По сути, у премьера Путина и его окружения есть три варианта.

Первый, наиболее вероятный, – признать “отдельные нарушения” на местах, показательно наказать десяток “стрелочников”, подарить часть мандатов партии власти системным оппозиционерам, никак специально не реагируя на многотысячные митинги. Не исключено, что часть протестующих это бы удовлетворило и волна протеста сама по себе пошла бы на спад, особенно если параллельно с этим власти приложат усилия к тому, чтобы расколоть наметившееся среди оппозиционеров единство путем подачек, сепаратных переговоров и провокаций.

Однако выборный цикл в России далек от завершения – президентская гонка только начинается, и нынешняя волна вполне способна будет превратиться в цунами, если в марте выборы будут проходить точно так же, как они проходили в декабре. К тому же к марту экономическая ситуация может серьезно ухудшиться, если в мире разразится очередной кризис, вызванный, скажем, неблагоприятным развитием событий в Европе. Этот вариант может дать экономике передышку на пару месяцев, но чреват гораздо более драматичным развитием ситуации в следующем году.

Второй вариант – вернуть “стабильность” силой. Спровоцировать серьезные беспорядки при помощи прокремлевских движений, а после жестоко их подавить, закрутить “политические гайки” и провести в марте президентские выборы еще более цинично, чем парламентские, – как, например, в Белоруссии.

В этом случае велика вероятность, что прольется кровь, и властям придется прибегнуть к массовым репрессиям против оппозиции. Этот сценарий многим представляется не слишком вероятным. Хотя бы потому, что готовящемуся к третьему и четвертому срокам Владимиру Путину вовсе не с руки превращаться ни в “кровавого диктатора”, ни в изгоя, подобного его партнеру по Евразийскому союзу Александру Лукашенко.

Еще меньше нужно это многочисленным “друзьям Путина”, изрядная часть бизнеса и капиталов которых сосредоточена за пределами России. Их интересы могут серьезно пострадать. Тут, правда, надо понимать две вещи: Европа по-прежнему нуждается в бесперебойных поставках из России энергоносителей, так что слишком уж уповать на поддержку Европы российской оппозиции не стоит. Кроме того, долговой кризис, который для европейцев куда важнее демократических процессов в России, вынуждает их прибегать к любой помощи, включая и скупку европейских долговых бумаг в российские международные резервы. Наконец, команда Путина может форсировать процесс переориентации российской экономики на Азию во главе с Китаем, где состояние российской демократии никоим образом не будет сказываться на экономическом сотрудничестве.

Этот сценарий окончательно столкнет Россию в состояние “позднего застоя”, которое и завершится аналогичным образом – жесточайшим кризисом, который может сопровождаться дальнейшим распадом страны. Правда, “передышка” может оказаться более длительной, чем в первом варианте, и выведенная на новый уровень “стабильность” какое-то время даже будет способствовать притоку инвестиций.

Наконец, третий сценарий – “отпустить вожжи”, пойти на переговоры с оппозицией, принести в жертву главу ЦИК и назначить новые выборы. Собственно, это самый разумный с точки зрения власти, но наименее вероятный сценарий. Разумный он по одной простой причине: Путин все еще пользуется поддержкой среди значительной части российского населения, оппозиция же не является идеологическим монолитом. На честных парламентских или президентских выборах и у партии власти, и у Путина есть шанс получить пусть не “контрольный пакет”, но изрядную часть голосов. Да и исход президентских выборов, проводись они честно, вовсе не предрешен, у Путина есть шанс возглавить страну, пусть и после второго тура. Вот только страх упустить власть окажется гораздо сильнее, и Путин едва ли станет ставить ее на карту, даже если вероятность выигрыша велика.

Следует отметить, что то, как будет развиваться ситуация, в огромной степени будет зависеть и от действий оппозиции, как во время “белой революции”, так и после ее победы, если ей суждено победить (а вероятность этого объективно невелика, по крайней мере пока). Удастся ли сохранить достаточно надолго наметившееся единство, проявить выдержку и ответственность, оставаясь насколько возможно долго в правовом поле, не поддаваясь на “разводки” и провокации, – большой вопрос.

Впрочем, самым большим испытанием может стать сама победа. Главной исторической ошибкой и драмой был бы приход к власти людей, движимых желанием мести и/или передела собственности. В этом случае “Дракон” Шварца станет российской реальностью, а про укрепление деградировавших за последнее годы институтов можно будет забыть.

Таким образом рисков чрезвычайно много, и связаны они как с действиями властей, так и с адекватностью оппозиции. Значит ли это, что следует отказаться от попыток построить в стране вменяемое, цивилизованное государство, где действуют демократические принципы, независимая судебная система, соблюдаются права граждан, включая и право собственности? Вовсе нет. Делать это необходимо, пусть и ценой временного оттока капитала, поскольку в противном случае есть риск остаться на обочине истории и окончательно деградировать до состояния банановой республики размером в одну шестую часть суши.

Просто жить и действовать имеет смысл с открытыми глазами, понимая последствия и риски своих и чужих поступков, заглядывая чуть дальше чем в завтрашний день и помня о детях, которым мы, в конце концов, и оставим нашу страну. Какой мы ее им оставим, зависит от каждого, причем сейчас зависит как никогда. Простите за пафос.

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com

Коментування: коментарів